Это еще не повод в суд за защитой


Это, конечно, удивительная особенность нашего общества. Если продолжать эту логическую цепочку, то и убитые сами виноваты в том, что их убили, да? В этом тексте Мохова дает очень простой ответ на вопрос, почему люди считают, что жертва насилия виновата. Потому, что такие вещи говорят насильники. Потенциальные, тайные, латентные, но насильники.

Моховой в этих вопросах я верил. Никому не советую читать исповедь этого ненормального. Точнее об одной единственной причине. В ответ на обвинения в адрес жертвы в Сети появились многочисленные посты, в которых девушки объясняют, что имеют право фотографироваться в любом виде — убийцу это ничуть не оправдывает. Многие снабжают свои посты хэштегом этонеповодубить. Что значит быть девушкой в 2018 году?

Это значит, что мне нельзя выложить фото в Инстаграм, на которых я выгляжу сексуально, где у меня красивые плечи или красивое белье.

Жалобы на судью – не повод для судебных расходов

Потому что если мужчина убьёт меня за то, что я не сплю с ним, мои фото станут доказательством того, что я и не заслуживала жить. Это значит, что мне нельзя жить с мужчиной: И не важно, знала ли я его долго или мало.

Ссылки для упрощенного доступа

Это значит, что мне нельзя вести дневник это еще не повод в суд за защитой ни личный, ни публичный. Это значит, что у меня не должно быть личной жизни: Это значит, что я не могу применить самооборону и выжить, потому что будет очень сложно доказать, что я пыталась выжить: Быть девушкой — это значит, что я постоянно должна быть начеку: Не достаточно ли "легкомысленно" я себя веду?

Быть девушкой в нашем обществе — это уже провокация. Если ты девушка, то твоя оборвавшаяся жизнь весит меньше, чем жизнь того, кто её оборвал. Быть девушкой — это значит подвергнуться кибербуллингу даже после смерти.

Быть мертвой девушкой без права голоса — это стать поводом для упреков в адрес ещё тысячи девушек, чей образ жизни отличается от образа жизни камня в лесу, "будешь как она? Быть изнасилованной и мужчиной, и СМИ. Под твоими фото будут писать комментарии. Будут предлагать взглянуть на твои откровенные фото и даже продавать.

На тебя будут дрочить даже после твоей смерти. И больше всего на свете из всех смертей я боюсь умереть от совершенного надо мной насилия. Потому что любой человек — знакомый, любимый, муж, брат, отец, коллега, сосед — может оказаться тем самым, кто убьёт. Но только ты будешь виновата в том, что не заметила опасности. Я не хочу жить в реальности, где быть девушкой — это значит быть виноватой и мертвой. На "неприличных" фото жертвы акцентировали внимание и многие СМИ. А вот только некоторые заголовки об этой трагедии: Поведение Татьяны, ее образ жизни, поведение — все это этонеповодубить Когда же это станет понятным для всех, сколько еще таких трагедий должно произойти… Сталингулаг: Я ненавижу новомодных моралистов, стоящих на защите мифических чувств, за их мразотное двуличие.

Эти блюстители нравственности рассказывают нам, что нельзя смотреть комедию про Берию, Сталина и других палачей, которые миллионами отправляли людей в лагеря, пытали и расстреливали, но при этом спокойно поливают грязью студентку, которую вчера изнасиловали и жестоко убили.

Те, кто как раненые свиньи на каждом углу визжат об оскорбленных чувствах, плевать хотели на память чудовищно убитой девушки, на её близких, вынужденных читать весь этот полоумный бред. Потому что нет для них никакой морали, их единственная мораль — закрыть рты тем, кто им не нравится, и не поднимать неудобные темы Многие девушки в знак протеста публикуют в соцсетях свои фотографии — кто-то в полуобнаженном виде, кто-то с секс-игрушками или алкоголем.

Если постараться, в интернете можно найти и более голые мои фотки, самые старые френды могли их видеть. Цивилизованные страны отказываются от практики смертной казни за тяжелые преступления что я всецело одобряюи даже, если смертная казнь практикуется, ее предваряет серьезное судебное разбирательство ну или мы все хотели бы, чтоб так. Пытки запрещены конвенцией по правам человека. Что же глубоко не так с этой культурой, если в ней общим местом стало убеждение, что женщины, не совершив никаких преступлений, заслуживают пыток и смерти, каких не заслуживают даже самые серьезные преступники?

Когда этот флешмоб произойдет? Другие решили на всякий случай напомнить читателям, что в России несладко живется не только женщинам. Сегодня мы с вами, дорогие читатели, поговорим о феминизме. Точнее, его радикальной части.

Все мы знаем, как тяжело в России быть женщиной. Наша страна — страна харрасмента, сексизма, шовинизма, а также бодишейминга, газлайтинга и менсплейнинга запомнить бы еще, что все эти слова означают. От семейного насилия страдают исключительно женщины. В лифт с незнакомцами заходить опасно — изнасилуют, ограбят, убьют. В общем, не жизнь, а кромешный ужас. Это если судить по публикациям в СМИ и постам авторок в соцсетях. А что же в реальной жизни? Если обратиться к статистике.

Полезно знать:
Как адвокату вступить в уголовное дело

В первом полугодии 2017 года в России умерло 157 000 мужчин трудоспособного возраста и 41 000 женщин. Мужчины в 8 раз чаще кончают жизнь самоубийством.

В 5,5 раз чаще умирают от отравлений. В 2 раза чаще умирают от рака и в 5 раз — от болезней сердца. И, разумеется, мужчин убивают в 4 раза чаще, чем женщин. Это, разумеется, не отменяет того, что насилие в том числе семейное — это плохо. И не только по отношению к женщинам. Но когда собеседница начинает рассказывать вам о том, как страшно и опасно быть женщиной в этом обществе из первобытных недочеловеков — вспоминайте эти цифры.

История про зверское убийство и самоубийство двух студентов в Москве важна ещё вот. В России ежедневно кого-то убивают и насилуют, и всякими экстремальными способами. Вот несколько дней назад где-то в провинции внук забил ломом свою бабушку за то, что она якобы ведьма. На этом фоне "московская история" вроде обычная. Но она резонансна тем, что произошла в среде креативного класса, который, как принято считать — социальный эталон для нынешней России.

Люди примерно из такой среды надсмехаются над "совками", "пузатыми чиновниками" и просто "плебсом". Этот класс провозглашают авангардом "реформ", которые должны вытащить страну из "мрака отсталости". Большое число моралистов и святош — именно из этой среды. И эта история ценна тем, что показывает: Весь этот ужас может случиться в какой угодно страте.

Например, ещё в одной группе святош и моралистов — российских священнослужителей: Лишь поступки, а не слова могут быть мерилом нравственности. Ну и пропаганда исключительности и социал-дарвинизма — это бумеранг, который однажды прилетит обратно. История стала поводом для рассуждений не только о гендерном насилии. Многие комментаторы старшего поколения, погрузившись в чтение комментариев о трагедии, обнаружили, что не понимают ни языка, ни психологии нынешних студентов — и задумались над тем, сколько в этой истории личного и сколько — поколенческого.

Много думаю про всю эту историю с убийством девочки, и хотя обычно стараюсь не писать здесь на такие темы, в этот раз сделаю исключение. Потому что очень много наблюдений и последующих из них вопросов, на которые у меня есть только приблизительные ответы.

Интересно услышать ваше мнение. Я не понимаю, что они говорят. И тем более, пишут. Мне, простите, пришлось гуглить половину слов из письма мальчика и еще больше — из ответов юных пользователей TheQuestion на эту тему.

Когда я находила определение неизвестным словам, я понимала, что это определения неизвестных мне это еще не повод в суд за защитой. Потому что эти действия происходят в каком-то совершенно другом мире — других интересов, социальных сетей, языка, правил.

Ничего из этого не было в мои 18. Имиджборды какие-то, аниме, что это вообще? А я всего на 10 лет их старше. Сейчас много говорят про то, что нынешняя российская власть не понимает современную молодежь — так я первый раз в жизни почувствовала что-то общее с нынешней российской властью, потому что тоже ее не понимаю ничерта. Нет общего языка в глобальном смысле, хотя казалось бы, произошедшая трагедия — результат базовой человеческой драмы длиною в историю цивилизации.

Они массово с раннего возраста ходят к психологам и принимают лекарства.

"Сильная переговорная позиция – это не повод для злоупотребления"

Я уже давно это замечаю по рассказам Daria Demekhina, у которой срез знакомств лет на 5 младше. То, о чем я когда-то мечтала, работая в Psychologies, — чтобы стигма с психологии была снята, обрела какую-то пугающую и странную форму. Всем диагностируют депрессию, выписывают АД, ноотропы, траквилизаторы.

У них бОльшая толерантность к жестокости, смерти, насилию, чем у моего поколения. Как будто это все ОК, а не ужасающая трагедия. Это очень субъективное мнение, основанное на наблюдениях за реакцией на подобные событиях моих молодых коллег и знакомых. Если да, то почему?

ВИДЕО: банк ТРАСТ, названивая третьим лицам даёт повод расторгнуть договор и вернуть комиссии и проценты